Документы

Запись беседы посла СССР в Египте Е.Д. Киселева с президентом Египта Гамаль Абдель Насером

Поделиться

31 марта 1957

Секретно

Насер принял меня в своем доме отдыха на Барраже в 40 км. от Каира. Встретил меня очень сердечно и спросил, как дела в Москве. Передал ему личный привет от т. Шепилова и рассказал, что, будучи в Москве, был принят т. Хрущевым и виделся со многими деятелями Советского правительства, которые проявили живейший интерес к Египту и к нему, президенту Насеру, лично.

Насер живо интересовался событиями в СССР, в частности, децентрализацией управления народным хозяйством СССР. Я кратко в пределах известного мне рассказал о преимуществах возможной реорганизации в управлении народным хозяйством.

Я изложил Насеру содержание полученных мною указаний. Затем я сообщил Насеру о нашей озабоченности положением в Сирии и по поручению Советского правительства попросил его изложить свои соображения по этому поводу. Я сказал Насеру, что по понятным причинам США всякими способами пытаются испортить или по крайней мере охладить отношения СССР с арабскими странами. Разумеется, Египет в этом вопросе не исключение, и президенту небезынтересно будет знать, что в этих попытках США через свои разведывательные каналы пытались дезориентировать Советское правительство сообщением о том, что президент Насер якобы договорился с США по многим вопросам и, в частности, заключил соглашение о бесплатных поставках оружия Египту. Такой ход наглядно иллюстрирует эти попытки. Я добавил, что американцы жестоко ошибаются, если они воображают, что такой шаг, если бы он даже и был, может повлиять на наши отношения, ибо это чисто египетское внутреннее дело.

Насер с усмешкой реагировал на это заявление репликой, что «я хотел бы, чтобы они мне дали бесплатно оружие, только, к сожалению, они не дают и не дадут».

Насер внимательно выслушал изложенные мною пункты и предложил начать с конца свои ответы на поставленные мною вопросы, т.е. с отношений с США.

Насер заявил, что он пытался улучшить отношения Египта с США. Однако при этом он исходил и исходит из одного непреложного положения, что дружбу нельзя завоевать нажимом. США же действуют только грубым нажимом. Вскоре после своего возвращения из Вашингтона американский посол заявил Насеру официально от имени президента США Эйзенхауэра, что «пока вы, египетское правительство, близки Советскому Союзу, мы не можем пойти к вам ни на помощь, ни на улучшение отношений». «Я заявил тогда американскому послу, — сказал Насер, — что США хотят заставить нас пойти на самоубийство, т.е. отказаться от дружественных отношений с Советским Союзом и потом пойти на поклон к Эйзенхауэру с тем, чтобы США взяли нас за горло и диктовали нам условия». Насер заявил далее американскому послу, что «мы не можем и не сможем забыть, что Советский Союз пришел нам на помощь в самое острое и в самое критическое время для Египта. Мы не можем забыть, что в то время как США не отдают нам же принадлежащих денег, не продают нужной нам пшеницы, кукурузы и других товаров, Советский Союз без всяких условий во всех этих вопросах пошел нам на помощь». И это сравнение будет лучшим ответом на поставленный США вопрос о том, будет ли Египет продолжать дружить с Советским Союзом. Я заявил послу США, — продолжал Насер, — что мы от США не просили и не попросим ни экономической, ни военной помощи. Мы требуем единственно — вернуть нам наши деньги, которые правительство США заморозило совершенно необоснованно в своих банках.

Насер, по его словам, заявил далее американскому послу, что за все два года он не видел и не слышал, чтобы Советский Союз пытался за свою поддержку Египта потребовать каких-либо для себя привилегий или делал что-либо в ущерб египетско-американским отношениям. Наоборот, Советский Союз всегда в дружеской форме советовал избегать обострения и быть разумными в своих требованиях. Как Вы знаете, обращаясь ко мне, заявил Насер, с момента возникновения кризиса я стремился вести политическую линию так, чтобы постараться отделить США от Англии и Франции и не дать им образовать единый фронт против Египта. Однако США всегда вели себя пассивно и фактически они ни в одном случае не оказывали реальной помощи Египту. Более того, в самые острые моменты США всегда пытались шантажировать Египет, угрожая тяжелыми последствиями, если Египет не посчитается с нажимом США. Когда после вывода израильских войск я назначил губернатора Газы, сообщил Насер, ко мне ночью явился американский посол и по поручению президента Эйзенхауэра настаивал на отмене этого назначения, угрожая тем, что это вызовет возобновление агрессии со стороны Израиля. Тогда Насер твердо заявил послу США, что если следовать такой логике, то назначение губернатора Каира я также должен согласовывать с господином Бен-Гурионом, ибо принципиально нет никакой разницы в этих двух назначениях. В соответствии с условиями перемирия территория Газы находится под полным суверенитетом Египта с полным административным подчинением Египту. Назначение губернатора Газы ни в малейшей степени не затрагивает ни одно из условий перемирия. Хотя американский посол не смог привести юридических оснований против высказанных аргументов, он тем не менее, сославшись на инструкции из Вашингтона, обратился с просьбой к президенту Насеру ни в коем случае не посылать губернатора в Газу, оставив назначение как бы на бумаге. Насер ответил, что он не видит никаких оснований для изменения своего решения. На другой день Насер отдал губернатору распоряжение выехать в Газу, а египетским вооруженным силам и полицейским частям вступить на территорию Газы. Им был дан приказ, в случае сопротивления со стороны войск ООН этому продвижению, пробивать себе дорогу силой. После этого ночью к Насеру снова явился американский посол с посланием от президента Эйзенхауэра, в котором последний настаивал перед Насером, чтобы он не прибегал к провокационным, опасным и чреватым конфликтом действиям в районе Газы. Эйзенхауэр, в частности, настаивал на немедленном отзыве губернатора, уже прибывшего в Газу, заявляя, что, если это не будет сделано, Израиль возобновит свою агрессию. В ответ на это, сказал Насер, я заявил американскому послу, что мною уже отдан приказ египетской армии двинуться на Синайский полуостров и занять там необходимые позиции, что вызвало снова бурю всяких упреков со стороны посла, заявившего, что именно это будет провокацией и вызывающим действием, против которого предупреждает Эйзенхауэр. Мне пришлось разъяснить послу, заявил Насер, что Египет — государство суверенное и никто не может вмешиваться в действия правительства, которое по своему усмотрению и в соответствии с необходимостью дислоцирует свои вооруженные силы там, где оно считает нужным. Надо отметить, подчеркнул Насер, что как перед этим стало известно египетскому правительству, командующий войсками ООН Бернс самочинно назначил губернатором Газы датчанина и закрыл территорию Газы для въезда египтян. Для нас, заявил Насер, это было бесспорным доказательством, что США решили добиваться интернационализации Газы де-факто. Это определило быстроту и решительность наших действий, заявил Насер. Мы исходили при этом также из того, что при создавшейся обстановке войска ООН, полностью зависимые в снабжении бензином, водой и съестными припасами от Египта, не смогли бы предпринять ничего существенного против реализации решения египетского правительства взять администрацию Газы полностью в свои руки. Не трудно из этого заключить, сказал Насер, что наши отношения с США нельзя назвать не чем иным, как холодными. Нервозность США в отношении Египта усилилась после опубликования 18 марта меморандума по Суэцкому вопросу. На этой почве между послом США и Фавзи разразился настоящий дипломатический скандал. Американский посол явился к Фавзи и в недопустимой форме заявил ему о том, что США недовольны поспешностью египетского правительства, которое, не дожидаясь приезда Хаммаршельда, опубликовало меморандум по суэцкому вопросу. Насер в этом вопросе не смог или не хотел вспомнить то английское слово, которое выражает большее, чем недовольство. После того, как американский посол в недопустимых выражениях заявил о возмущении американского правительства поступками Египта, даже такой сдержанный человек, как Фавзи, не выдержал и энергично заявил американскому послу, что тот не имеет права приходить в министру иностранных дел с подобными вещами, что дело идет о решении египетского правительства, и по существу предложил ему покинуть кабинет министра.

Вчера, сказал Насер, я воспользовался своей беседой с американскими журналистами и разъяснил им нашу точку зрения на поведение США по отношению в Арабскому Востоку. Нам и без того было ясно, сказал он, что за Багдадским пактом с самого начала стояли США. Сейчас вступление США практически во все органы этого пакта лишь подтвердило наше убеждение. С другой стороны, я разъяснил американским журналистам то бескорыстное поведение Советского Союза, которое доказало всю ценность для Египта хороших отношений с Советским Союзом. По поводу обвинений в том, что невступление в западные блоки и наличие хороших отношений с Советским Союзом грозит Арабскому Востоку коммунизмом, Насер сослался на известное высказывание Джорджа Вашингтона, который, если это известно американским журналистам, заявлял, что США не хотят и не будут вступать ни в какие союзы с иностранными державами и не позволят другим навязывать себе эти союзы. Если вы до сих пор согласны, сказал Насер журналистам, что Джордж Вашингтон не был коммунистом, тогда непонято, почему такие обвинения могут сыпаться в адрес Египта. Американские журналисты, по словам Насера, встретили такое заявление дружным смехом и заявили ему, что они не представляют прессу, принадлежащую крупным воротилам, и якобы не придерживаются взглядов, пропагандируемых органами Уолл-Стрита. Насер, по его словам, заявил журналистам США, что тон, которым разговаривают США с другими странами, вызывает у малых стран растущую убежденность, что в их взаимоотношениях с западными державами нельзя ждать справедливости и равноправия. Рассказав обо всем этом, Насер спросил у меня, есть ли необходимость в дальнейших разъяснениях по поводу египетско-американских отношений. Я заявил, что, разумеется, нет.

Насер перешел к вопросу о Сирии. Куатли, заявил Насер, безусловно хороший человек и настоящий патриот. Ни о каком переходе Куатли на сторону США речи быть не может. Да и положение сейчас в Сирии уже улеглось, хотя в силу ее особого положения (большие возможности инфильтрации, контрабанды оружия и др.) мы всегда можем встретиться там с неожиданными вещами. Во всей этой истории, заявил Насер, американцы сыграли умно на тщеславии и ревности Куатли. Все дело в его индивидуальных особенностях, которые мы знаем и с которыми мы считаемся. Некоторое время тому назад американцы в своих газетах, а совсем недавно в журнале «Ньюс Уик», опубликовали ряд статей, в которых, желая перессорить патриотические силы Сирии, подчеркивали, что Куатли — это кукла и видимость руководителя государства, не имеющего реальной власти, что на самом деле подлинным хозяином Сирии является офицер по имени Сераг, который, согласно этих статей, к тому же является коммунистом и агентом Москвы. Я хорошо знаю этого Серага и знаю, что он не коммунист и не агент Москвы и даже не имеет никакой группировки вокруг себя, заявил Насер. Это — очень честный патриот, храбрый и сильный человек. Во время войны против Египта, когда сирийское правительство проявляло сильные колебания и нерешительность в том, взрывать или не взрывать нефтепроводы, Сераг, не дожидаясь решения правительства, с тем чтобы покончить с такими колебаниями, один погрузил в свою машину взрывчатку и сам организовал взрыв нефтенасосных станций. По своим политическим взглядам Сераг, являющийся вместе с тем патриотом, представляет скорее консерватора. Вся эта американская игра подействовала на Куатли, и во время пребывания в Египте он разговаривал с Насером на эту тему, стремясь показать, что он сильный человек и может принимать самостоятельные решения. Насер говорил Куатли во время этой беседы, что американцы пытаются поссорить не только Куатли с близкими ему сирийскими патриотами, но и сделать это и в отношении Насера. Было время, когда американская и английская печать хором утверждала, что Насер это — диктатор. Теперь же они изображают дело так, что Насер безвольная игрушка в руках Амера, у которого вся армия, или же что Насер безвольная фигура в руках Закарии Мохиеддина, за которым стоит вся полиция Египта и т.п. Он, Насер, убеждал Куатли, что поддаваться на удочку американцам, специально рассчитывающих на соперничество между сирийскими патриотами, нельзя и вредно для нашего общего дела. Однако, продолжал Насер, видимо, мои разговоры не убедили Куатли, и он попытался сделать глупый акт, который является не результатом влияния на него США, а результатом игры американцев на его слабостях. Сейчас положение восстановлено при помощи того же Серага и непосредственных осложнений в обстановке нет, однако это событие нанесло ущерб Сирии, так как позволило реакционным силам поднять голову и увидеть некоторые возможности для своих интриг.

Говоря о февральском совещании глав четырех арабских стран в Каире, Насер заявил, что он даст указание Сабри познакомить меня полностью с подробной записью совещания. Насер, забыв, что он не говорил со мной на эту тему, заявил мне, что «как я Вам уже говорил, сложность положения заключалась в позиции короля Сауда. Нам удалось убедить его в том, что хотя все понимают, что он тесным образом связан с США, он не должен высказывать одобрения доктрины Эйзенхауэра, чтобы не давать толчка для оживления деятельности проамериканских сил в других арабских странах. Сауд согласился и вел себя в этом смысле лояльно. Следует отметить, что в печати неправильно освещался вопрос об оружии США для Саудовской Аравии. Король Сауд не получает бесплатно оружия от американцев, а платит за все сам. 50 млн., упоминавшихся в прессе, Сауд получает за аренду военно-воздушной базы в Дахране, за оружие же он уплатит США 120 млн. долларов».

Насер сказал также, что из тактических соображений было условлено на совещании глав арабских стран не выступать на правительственном уровне против доктрины Эйзенхауэра и с этой же целью не отказывать грубо Ричардсу в приезде в арабские страны, хотя, разумеется, никто не сомневается в провале его миссии, поскольку это касается Египта, Сирии, Иордании и даже Саудовской Аравии. Во все эти страны Ричардс поедет, однако точные даты посещения еще не установлены.

Насер подтвердил, когда я упомянул о миссии Никсона в Судан, что попытки Никсона соблазнить Судан «доктриной Эйзенхауэра» потерпели там полный провал.

Далее Насер пообещал дать указание Али Сабри ознакомить меня в деталях с ходом переговоров с Хаммаршельдом и посоветовал встретиться с Анвар Садатом, который, вернувшись недавно из поездки в Тунис, располагает богатой информацией о положении в Северной Африке. Я сказал, что непременно это сделаю.

Насер перешел к проблеме войск ООН. Подчеркнув доверительный характер того, что он собирается сказать, Насер попросту заявил, что «пока мы отстаем в подготовке армии и в особенности в подготовке и реорганизации военно-воздушных сил, мы считаем, что пребывание войск ООН на границах с Израилем полезное для Египта дело». Насер заявил, что любая акция Израиля на границах с Египтом автоматически будет акцией против войск ООН, т.е. против Организации Объединенных Наций. Такое положение позволит Египту выиграть время и дает хорошую возможность для маневрирования. Пользуясь этим положением, мы уже приступили к перевооружению армии, ее тренировке и с этой целью соответственно ее передислоцировали, сказал Насер. Разумеется, мы добивались и получили подтверждение от Хаммаршельда в том, что войска ООН будут располагаться и на территории Израиля. В Акабе мы также оставили войска ООН с тем, чтобы не осложнять себе обстановки, пока мы решаем проблему Суэцкого канала, заявил Насер. Мы не хотим решать два вопроса сразу. Более того, если бы войска ООН сейчас ушли, они поставили бы нас в очень трудное положение. Насер дал понять, что любое нападение Израиля на Газу в условиях фактического отсутствия ВВС у Египта поставит Египет в очень критическое положение, когда ему нечем будет ответить. Следует учитывать при этом, что Израиль недавно получил подкрепление самолетами и сейчас насчитывает, по данным египетской разведки, около 120 французских «Мистеров». К этому следует добавить наличие частей французских авиационных соединений на территории Израиля. В целом можно сказать, заявил Насер, что присутствие войск ООН несомненно позволит нам выиграть столь нужное время.

В переговорах по вопросу о войсках ООН Хаммаршельд, будучи в Каире, не настаивал на каких-либо дополнительных функциях этих войск, хотя и пытался провести идею смешанной администрации в Газе, на что египтяне не согласились.

Второе, на чем пытался настаивать Хаммаршельд, было разрешение войскам ООН прибегать к огню по египтянам, приближающимся к демаркационной линии. На это мы также не пошли, сказал Насер, и условились, что прибегать к огню войска ООН могут только в случае самообороны и что в районе демаркационной линии вместе с патрулями войск ООН на египетской территории нести службу будут также патрули палестинской пограничной полиции, которой и вменяется в обязанность контролировать посещение зоны египтянами, право ареста и расследования.

Вторым вопросом переговоров с Хаммаршельдом был суэцкий вопрос. Хаммаршельд, будучи поставленным перед фактом наличия египетского меморандума, пытался лишь внести в него некоторые поправки. Главная заключалась в том, чтобы в какой-то форме упомянуть о прекращении состояния войны с тем, чтобы на основе этого сделать возможным пропуск израильских судов через Суэцкий канал. На это Насер заявил Хаммаршельду, что прекращение войны и пропуск израильских судов нельзя решить без одновременного решения вопроса о судьбе палестинских беженцев, т.е. о предоставлении им права вернуться на их земли, к своим очагам. Если это не будет предусмотрено, то таким образом нельзя говорить о прекращении состояния войны, а стало быть, и о пропуске судов Израиля как по каналу, так и в Акабском заливе.

В конце переговоров по настоянию Насера Хаммаршельд подтвердил, что пребывание войск ООН на территории Египта может осуществляться до тех пор, пока существует на это согласие египетского правительства. При этом Насер дал ему понять, что всякое иное положение поставит войска ООН вне рамок резолюции ООН, что, учитывая географию их размещения и полную зависимость во всем от египетских органов, поставит их в незавидное положение, если они будут задерживаться после отзыва согласия египетского правительства на их пребывание в Египте. Хаммаршельд согласился с этими доводами Насера.

Насер познакомил меня о последним сообщением египетской разведки, касающимся подготовки новой израильской агрессии против Египта. Насер заявил, что эти данные являются новыми по сравнению с газетными информациями, имевшими место недавно, и исходят из достоверного источника — французского деятеля довольно высокого ранга. Насер при этом сказал, что до сих пор этот источник давал правильные сведения, которые, как правило, подтверждались событиями. Согласно этой информации, министр обороны Франции настаивает на отмщении Египту и на «исправлении» позиций Франции на Ближнем Востоке. Министр считает крупной ошибкой военные действия в октябре — ноябре 1956 г. против Египта и полагает, что единственной возможностью поправить дела Франции на Ближнем Востоке было и остается — ликвидация режима Насера в Египте. Единственным путем достичь этого является посылка парашютных войск генерала Массю численностью около 6 тысяч человек в Каир внезапно с целью убить всех ведущих людей правительства, в первую очередь Насера. С этой целью Израиль должен снова начать агрессию против Газы для отвлечения сил египетской армии, а английские и французские суда будут использованы для обострения обстановки на канале. С этой целью они, не платя сборов за проход, попытаются войти в канал с тем, чтобы, когда египтяне будут пытаться их задержать, блокировать канал силами военно-морского флота Франции, а может быть, и Англии. Для осуществления парашютного десанта против Каира и для совершения политических убийств в отношении членов египетского правительства на Кипр уже переброшены соединения парашютистов из Алжира. Источник сообщает, что осуществление плана намечается на время до 10 апреля. В случае удачи французы планируют образовать новое правительство Египта под руководством Мортала аль-Мараги, бывшего министра внутренних дел Египта перед революцией 1952 г. Мараги сейчас находится в Бейруте. Согласно плану, правительство Мараги заявит, что его целью является спасение Египта от коммунизма. Для обмана широких общественных кругов правительство должно будет занять крайне националистические позиции. План этот был доложен Макмиллану в период его последнего визита в Париж. Однако Макмиллан отказался от всякого участия Англии в таком плане. Вместо этого Макмиллан предложил действовать путем экономической блокады Египта и политического нажима со стороны ассоциации пользователей каналом в суэцком вопросе. Эти же французские круги планируют смену правительства в Сирии и с этой целью ведут переговоры с Шишекли. Источник отмечает, что Шишекли встречался с королем Саудом в период его пребывания в Мадриде.

На мой вопрос, сообщал ли король Сауд Насеру что-либо об этой встрече, Насер ответил отрицательно. Об отношении США к этому плану французов источник ничего не сообщает, заявил Насер. С другой стороны, источник сообщает об участии ливанского правительства в подготовке мер против Сирии. Как сказал Насер, эта важная информация была послана в Каир с почтой 23 марта и получена здесь 27 марта. Мы послали людей в Европу для установления контакта с источником и для перепроверки этих сведений.

Насер, характеризуя этот источник, рассказал, что именно от него было получено сообщение о подготовке французами террористического акта против Насера в предвидении его скорого приезда в Порт-Саид после ухода англо-французских войск оттуда. Этот источник дал знать, что французы подготовили группу т.н. командосов с расчетом, что вскоре после вывода англо-французских войск Насер поедет в Порт-Саид. Насер планировал свой приезд в Порт-Саид на 25 декабря, т.е. три дня спустя после вывода войск агрессоров. Получение этого сообщения заставило отложить поездку. Египетская контрразведка тщательно и долго прочесывала Порт-Саид, однако не могла обнаружить указанных источником террористов. Лишь недавно удалось установить, что группа террористов находилась в одном из английских судов, оставшихся в Порт-Саиде для спасательных работ, почему египетская контрразведка и не смогла быстро обнаружить эту группу. Источник недавно подтвердил, что группа указанных командосов, видимо, получив приказание, покинула Порт-Саид с одним из английских судов.

Недавно, продолжал Насер, мы получили сообщения из двух разных источников. Согласно первому, 10 французских военных судов, включая один авианосец, 26 марта покинули Тулон, направляясь в Алжир и на Средний Восток. Согласно данным другого источника, из Тулона вышли и 28 марта прошли южную оконечность Сардинии следующие французские военные суда: один линкор, один авианосец, два крейсера, четыре миноносца, три подводные лодки и пять патрульных судов.

Когда я ознакомился с заявлением ТАСС относительно подготовки новой франко-израильской агрессии против Египта, заявил Насер, я увидел подтверждение того, что эти сведения следует считать правильными. При этом я исходил из того, заявил Насер, что советское командование несомненно также располагает сведениями о передвижении французских вооруженных сил. К этому следует добавить, сказал Насер, что арабы, которых немало в Израиле, сообщают нам о наличии французских войск в Израиле и в особенности о наличии частей французских военно-воздушных сил. По мнению Насера, лихорадочная деятельность французов против Египта и наличие этих сумасшедших планов парашютных десантов против египетского правительства, несмотря на всю их чудовищность, убедительно показывают, насколько Франция обеспокоена за судьбу Алжира. Насер считает, что французы возлагают главную вину за рост национально-освободительного движения в Алжире на Египет и его политику и считают, что укрепление и процветание режима Насера несомненно будет роковым для судьбы Алжира и неминуемо приведет его к освобождению от колониального гнета. Наоборот, крушение режима Насера, если бы это удалось, могло бы сдержать неприятный для Франции ход событий.

В связи с реальным существованием такого плана Франции и Израиля против Египта Насер обращается с просьбой к Советскому правительству по возможности полнее и срочнее информировать его о всем том, чем располагают советские органы разведки, в частности, о передвижениях французских войск, а самое главное — проверить данные относительно плана французов, о котором он мне рассказал.

Я обещал передать эту просьбу немедленно.

В связи с информацией относительно французского плана парашютного десанта на Каир с единственной целью совершения политических убийств я выразил свое возмущение Насеру и сказал, что, если бы мир знал, какие подлые вещи готовит французское правительство «социалиста» Ги Молле, одно разоблачение этих гнусностей могло бы послужить хорошим контрударом по готовящейся агрессии. Я пояснил Насеру, что если бы такую информацию можно было бы предать гласности без риска провалить источник, во французском парламенте нашлось бы немало сил, которые способны заставить Ги Молле дать в парламенте ответ, т.е. либо опровергнуть, либо подтвердить наличие подобных бредовых планов в отношении правительства другой суверенной державы.

Насер с одобрением отнесся к идее, однако сослался, что до получения подобных сведений из других источников он не сможет пойти на риск потерять испытанного человека. Насер выразил надежду, что, если у наших органов появятся подтверждения, такой план можно было бы реализовать с надеждой на успех.

В дальнейшей беседе Насер весьма высоко и с чувством большой благодарности оценил заявление ТАСС, которое появилось, по его мнению, в очень правильно рассчитанный момент и произвело глубокое впечатление не только Египте, но и во всех других арабских странах. Оно послужило резким контрастом решению США теперь уже и формально связать себя с Багдадским пактом. Насер привел слова известной певицы Египта Ом Кальсум, которая была гостьей президента. Ом Кальсум заявила, что ее глубоко взволновало заявление ТАСС, которое вновь подтвердило, что СССР является настоящим другом арабов.

Возвращаясь к сказанному мною от имени Советского правительства по поводу его предстоящего приезда в Москву, Насер подтвердил, что он с большим удовольствием ожидает возможности поехать в Советский Союз. Насер заявил, что после его поездки в СССР он сможет пригласить руководителей Советского правительства посетить Египет и надеется, что следующей зимой т. Булганин и т. Хрущев смогут познакомиться с Египтом и его народом. Он полагает, что декабрь м[еся]ц был бы лучшим временем для такой поездки.

Я поблагодарил Насера за его слова и сказал, что, зная исключительно теплые чувства советского народа и его руководителей в отношении египетского народа и египетского правительства, я думаю, что приглашение будет принято самым дружеским образом.

В беседе Насер расспрашивал о т. Шепилове и живо реагировал на мое сообщение о встрече с ним и о том, что Д.Т. Шепилов по-прежнему горячо интересуется жизнью египетского народа и тепло вспоминает о своих встречах с египетскими руководителями.

В заключение Насер сказал, что он рад моему возвращению в Каир, и шутливо спросил, знаю ли я, что американская пропаганда распускала слухи о моей замене на посту посла Д.Т. Шепиловым.

Посол СССР в Египте

Е. Киселев

АВП РФ. Ф. 087. Оп. 20. П. 41. Д. 9. Л. 50—64.

Поиск по сайту