Документы

Из телеграммы Ю.В. Андропова в МИД СССР о беседе с Э. Герё о нарастании общественно-политического кризиса в Венгрии

Поделиться

09 июля 1956

Строго секретно

6 июля сего года имел беседу с т. Гере. Он сказал, что он хотел бы дополнительно поделиться со мной своими опасениями относительно создавшейся в Венгрии внутриполитической обстановки, которая представляется ему «очень и очень серьезной».

Как рассказал т. Гере, решение ЦК ВПТ от 30 июня, в котором осуждаются антипартийные выступления, имевшие место за последнее время на различных собраниях, хорошо встречено рабочими и кооперативным крестьянством. Вместе с тем, — сказал т. Гере, — нельзя не видеть того, что враждебные элементы и оппозиция внутри ВПТ развернули открытую и острую борьбу против указанного решения, стремясь представить его как «еще один шаг венгерского руководства», направленный против развертывания демократии, против решений XX съезда КПСС. По мнению т. Гере, показательным является поведение части реакционно настроенной интеллигенции, которая после опубликования постановления ЦК не ограничивается выражением своего собственного недовольства, но пытается активно воздействовать на широкие слои трудящихся. В последние дни более 20 писателей выехало в провинцию якобы «с целью непосредственного ознакомления» с жизнью народа. На самом деле имеются данные, свидетельствующие о том, что эти лица ведут среди трудящихся работу, направленную против руководства ВПТ и проводимой им политики.

Нужно видеть, — сказал т. Гере, — что в настоящее время в Венгрии имеется довольно сильное враждебное течение, которое ставит своей целью отнюдь не решение каких-либо частных вопросов, как, например, изменение состава руководства ВПТ и т.п., но по существу добивается реставрации капитализма в стране. Это течение, состоящее из враждебных и чуждых элементов внутри страны, поддерживаемое империалистическими кругами Запада, в значительной мере опирается на оппозиционно настроенных людей как в ВПТ, так и вне ее, среди которых имеется немало честных товарищей, которые, к сожалению, не понимают всей остроты и всей сложности внутриполитической обстановки.

Из соображений тактического порядка враги не могут сегодня открыто заявить народу о своих настоящих целях, так как идея реставрации капитализма в Венгрии в современных условиях не могла бы быть популярной в народе и тем более среди членов партии; ввиду этого они, как думает т. Гере, ставят перед собой две ближайших задачи: опрокинуть нынешнее руководство ВПТ (сразу или по частям) и отколоть или пока отдалить Венгрию от Советского Союза. В связи с этим т. Гере обратил мое внимание на беседу радиокомментатора, переданную по венгерскому радио 3 июля сего года. В указанной беседе, посвященной интервью т. Тольятти1, довольно откровенно выражается одобрение тому факту, что руководитель итальянских коммунистов вступил в полемику с КПСС по важным вопросам строительства социализма «и небо от этого все же не обрушилось», — замечает комментатор. В выступлении отмечается, что до XX съезда КПСС венгры механически излишне копировали «советские общественные и экономические методы» и «не раз поплатились за это». В конце беседы радиокомментатор довольно двусмысленно заявляет, что в результате «самостоятельной национальной политики» коммунистические партии могут с большим успехом бороться за социализм.

Тов. Гере показал мне также информацию Отдела парторганов ЦК ВПТ, в которой содержится беседа двух руководящих работников ЦК Союза молодежи Гостони и Келена с председателем дискуссионного клуба имени Петефи — Габором Танцошем. Как видно из информации, Гостони и Келен пытались доказать Танцошу тот факт, что в данное время клуб имени Петефи является, по существу, местом, где вражеские элементы могут безнаказанно выступать против политики партии. В ответ на это Танцош стал говорить о необходимости развертывания в Венгрии «национального коммунистического движения», под которым он понимает такую политику, при которой венгры будут самостоятельно решать вопросы, «а не на основе советского вмешательства». «Югославские товарищи, — сказал Танцош, — смотрят на СССР как на одряхлевшего дядю». Танцош добавил, что ошибка Надь Имре состояла втом, что он со своей правильной платформой («национального коммунизма») не опирался на народ.

Тов. Гере считает, что внутренние силы венгерской реакции наглеют еще и потому, что они получают известную моральную поддержку со стороны югославской прессы.

По словам т. Гере, югославские газеты «Борьба» и «Политика», а также радиостанция «Нови-Сад» за последние дни неоднократно недоброжелательно выступали по отношению к решению ЦК ВПТ от 30 июня, а также давали ряд информаций, направленных на поддержку в Венгрии оппозиции. По поручению Политбюро т. Хегедюш вчера говорил с югославским посланником по данному вопросу, однако последний сказал, что все эти статьи являются не больше, чем выражением мнения отдельных югославских журналистов. Между тем, — сказал т. Гере, — размах, с которым были организованы указанные выступления в печати и по радио, позволяет думать, что они не являлись случайными. Тов. Гере сказал, что, по имеющимся у них сведениям, югославская сторона имеет в Венгрии свою агентуру, которая, будучи связана с реакционными кругами венгерской интеллигенции, получает оттуда информацию о положении дел в ВПТ.

Все это, заключил т. Гере, не было бы особенно опасным, если бы имелось должное единство в ЦК ВПТ. К сожалению, такого единства нет, и это крайне отрицательно сказывается в такие острые моменты, как теперь, когда нужно организовать решительную борьбу против враждебных элементов и оппозиции.

[…]

Серьезную трудность представляет и то обстоятельство, что в аппарате ЦК имеется много людей, не поддерживающих руководство партии. Откровенно говоря, сказал т. Гере, половина аппарата ЦК выступает в той или иной форме против нынешнего руководства партии.

Недавно один из секретарей обкомов партии прямо заявил, что разложение партийного актива ведут в значительной мере сами работники центрального партийного аппарата, которые, приезжая в области и районы, провоцируют местных работников на выражение недовольства деятельностью Политбюро ЦК ВПТ и Совета Министров.

Я спросил т. Гере: какие пути видит Политбюро и лично он для преодоления создавшейся ситуации?

Тов. Гере ответил, что, к сожалению, таких путей немного. Надо добиваться прочного единства в руководстве ВПТ. Для этого следует хорошо подготовить и провести очередной пленум ЦК, который окончательно назначен на 17 июля сего года. […]

В настоящее время подготовка к пленуму ведется довольно деятельно, однако по-прежнему остается сложным дело Фаркаша, обсуждение которого будет проходить в обострившейся обстановке. Товарищ Гере не скрыл своего опасения относительно того, что на пленуме по любому из намеченных для обсуждения вопросов могут возникнуть неожиданные и довольно острые осложнения, которые в данное время трудно предвидеть.

В заключение беседы тов. Гере сказал, что если бы у ЦК КПСС были бы для них еще какие-либо конкретные советы, то они с радостью бы их приняли.

Я ответил тов. Гере, что передам в Москву его пожелание, вместе с тем я напомнил ему о тех советах, которые уже были даны венгерскому руководству во время приезда в Венгрию товарища Суслова, а также во время встречи руководителей коммунистических и рабочих партий с членами Президиума ЦК КПСС. Товарищ Гере заметил, что те советы были важными и своевременными, их нужно реализовать, но теперь речь идет конкретно о том, как добиться единства в ЦК ВПТ в данной конкретной обстановке, без чего будет трудно овладеть ситуацией в целом.

Тов. Гере сказал, что вчера Политбюро еще раз обсуждало создавшееся положение. Принято строгое решение, обязывающее членов ЦК, министров и секретарей обкомов усилить борьбу за осуществление линии партии, организовать отпор вражеским вылазкам.

Министру внутренних дел т. Пирошу даны указания об усилении предупредительной работы госбезопасности и укреплении в органах служебной и партийной дисциплины. Министру обороны дано поручение принять меры, которые бы обеспечили «организованное поведение» войск в деле поддержания общественного порядка на случай возникновения каких-либо вражеских провокаций.

В конце беседы т. Гере высказал мысль о том, что, по его мнению, в международном коммунистическом движении все яснее «начинает выкристаллизовываться» правое направление, внешней формой которого являются тезис «о развитии национального коммунизма» и выступления в разных формах и под разными предлогами «против Москвы» и ее влияния на компартии в других странах.

Обращает на себя внимание тот факт, — сказал т. Гере, — что выступление т. Тольятти с критикой КПСС было немедленно поддержано в некоторых других компартиях. Это означает, что в руководстве других компартий имеются люди, которые по этому вопросу думают так же, как т. Тольятти. Тов. Гере выразил уверенность в том, что в странах народной демократии — в Польше, Болгарии, Венгрии, Чехословакии — «найдутся люди», которые по вопросу о культе личности думают так же, как т. Тольятти, только теперь они не решаются еще об этом говорить.

Тов. Гере сказал, что это правое течение в международном коммунистическом движении разобщает коммунистические партии, нарушает их интернационалистические традиции и в конце концов может ослабить их.

Высказывания т. Гере по поводу создавшейся в стране внутриполитической обстановки заслуживают серьезного внимания. Мы не имеем пока еще каких-либо дополнительных сообщений, в полной мере подтверждающих его опасения относительно настроений членов ЦК ВПТ, но, как видно из бесед с другими товарищами, разногласия в ЦК имеются, и это обстоятельство, в первую очередь, дает возможность враждебным элементам и оппозиции безнаказанно проводить свою подрывную работу.

Наши друзья до сих пор слабо реализуют данные им советы об укреплении единства в составе ЦК, а также о проведении твердой линии в отношении враждебных элементов и демагогов; несмотря на наглые действия со стороны последних, никто из них никакой ответственности не понес. Венгерские товарищи не используют по-настоящему поддержку со стороны рабочих, кооперативных крестьян и лучшей части интеллигенции для борьбы против врагов и демагогов. […]

Заслуживает внимания также высказывание т. Гере о том, что в данной обстановке будет сложнее решать вопрос о Фаркаше.

Наш советник по госбезопасности т. Ищенко сообщил мне о том, что на днях бывший начальник УГБ Петер Габор, находящийся в заключении, имел свидание со своей женой, во время которого она информировала мужа об обстановке в стране. По-видимому, в результате этой информации Петер потребовал к себе следователя и вручил ему запечатанное письмо для передачи т. Ковачу Иштвану.

Передавая письмо, Петер сказал, что «теперь он сделал настоящее, чистосердечное признание», в котором главным виновником гибели Райка2 и других товарищей считает не Фаркаша, а тов. Ракоши. Петер заявил также, что в своем письме на имя т. Ковача он описывает, как тов. Ракоши давал ему, Петеру, руководящие указания о ведении следствия по делу Райка и лично редактировал обвинительное заключение. По словам т. Ищенко, указанный пакет был передан начальником следственного отдела МВД непосредственно т. Ковачу.

Можно думать, что если указанное письмо будет оглашено на очередном пленуме ЦК, то положение тов. Ракоши окажется весьма затруднительным.

В свете всего вышеизложенного можно понять беспокойство т. Гере за положение дел. Вместе с тем нельзя согласиться с той нерешительностью, слабой активностью и недостаточной бдительностью венгерских товарищей, [которые они проявляют] в деле борьбы с враждебными влияниями в партии и среди трудящихся. […]

Андропов

АПРФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 483. Л. 151–162. Расшифрованный текст. Экземпляр Н.С. Хрущева.

Поиск по сайту